Jonovek
Еще плоды ЖЖучки времен отключения Дайри

Прекрасен средневековый кафедральный собор в древнем испанском городе Саламанке, прославленном одним из первых университетов старой Европы.



Это великолепный образец (как пишут историки искусства) сакральной архитектуры XII века, ибо строительство его было начато в 1102 году. Конечно, для готики рановато, но у историков всегда наготове отмазка – якобы готические соборы строились по нескольку веков подряд, вот и в этом случае сдача объекта подгадала аккурат к... Впрочем, это неважно, как неважно и время появления декора в стиле барокко (вообще-то 1714—1724) на фасаде. Собор всё равно датирован XII веком и туристы с трепетом благоговения взирают на древнее сооружение.




И всё бы хорошо, да что-то не хорошо, как говаривал Аркадий Гайдар. Современная дигитальная фотооптика позволила различать мелкие детали великолепного архитектурного убранства на большой высоте, ранее недоступной туристическим фотокамерам. А в результате истроки и музейные работники вынуждены нервничать и отвечать на простодушные вопросы недоумевающих туристов.




Хуже всего то, что специалисты никак не согласовывают друг с другом свои ответы. И становится заметно, что все они... врут, пытаясь импровизировать на ходу.


Поскольку впервые фигуру астронавта заметили в 1995 году, Серхио Аррела, замдиректора музея кафедральногособора заявил, что в 1990 г. скульптор-реставратор Мигель Ромеро позволил себе маленькую художественную шалость. Это самый радикальный ответ, другие отвечающие не решаются заходить так далеко, потому что следующим вопросом синьору Арелла будет «а сколько вообще маленьких шалостей допущено «скульпторами-реставраторами» и сколько творческой сводобы даруется при «реставрации»?» Это чрезвычайно болезненный вопрос, так как весь архитектурный ансамбль центра Саламанки, включая, разумеется, кафедральный собор, ещё в 1985 году, за несколько лет до начала реставрации, взят под охрану ЮНЕСКО как общечеловеческое достояние, то есть признан одним из абсолютных шедевров. Все документы по реставрации памятников такого уровня проходят множество согласований, в том числе международную экспертизу. Поэтому просто добавить в гирлянду средневековых фигур астронавта или кого-либо ещё невозможно.







Понимая, что таких скользких вопросов не избежать, викария собора Родриго Соланеллес занимает диаметрально противоположную позицию: «Убранство любого католического храма строится в строгом соответствии с церковным каноном, разработанным в раннем Средневековье. Никаких «шалостей» отдельных художников просто не может быть - епархия никогда не утвердит еретический элемент декора». Другими словами, на боковых вратах собора нет ни астронавта ни весёлого льва с вафельным стаканчиком итальянского мороженного, а кто думает иначе, тот ошибается. По словам священника, это обычные для Средних веков монстры, каковых снаружи на католических храмах неисчислимое множество. Они, дескать, символизируют исчадия ада, с которыми человек может сталкиваться вне храма, зато внутрь собора им дороги нет. Это обычная отмазка историков, игнорирующая, между прочим, тот факт, что похабных монстров довольно часто можно видеть и внутри католических храмов, например, на капителях колонн.





Викарию простительно выглядеть полным идиотом, в конце концов, он верующий человек. Тяжелее приходится господам, увешанным научными званиями и исполняющим обязанности учёных. Эстебан Санса, преподаватель философии Университета Саламанки, глубоко убеждён, что фигура выполнена никак не позже XVIII века, когда достраивался новый корпус кафедрального собора. Эта его уверенность имеет строго научное обоснование: в библиотеке университета студенты господина Сансы отыскали гравюру начала XIX века с фотографически точным изображением всего скульптурного убранства собора. «Астронавт» занимает на этой гравюре то же самое место, что сегодня. А в рукописях эпохи Возрождения есть несколько упоминаний о встречах саламанкских монахов со странными существами, у которых «кожа спрятана под наружной кожей». Полагаю, что фразу о «рукописях эпохи Возрождения» синьор Санса не произносил, что дополнил его информацю о гравюре сообщением о странных встречах саламанских монахов некий посторонний доброжелатель, ибо преподаватель философии Университета Саламанки не может не знать, что средневековые монахи не разгуливали нагишом, а были знакомы с понятием «одежда» и даже, скорее всего, с понятием «доспехи», и потому вряд ли стали описывать странную одежду странных существ как «кожу, спрятанную под наружной кожей».
Но почему гравюру нашли именно «студенты», а не сам профессор Санса или кто-то из научных работников? Ответ прост: если гравюру (которую, кстати, пока что видел только господин профессор , а обшественности её не предъявляли) паче чаяния придётся отдавать на антикварную экспертизу и обнаружится, что это современная подделка, синьор Санса сможет сокрушенно развести руками: ну надо же, разыграли меня студенты! И научная репутация не пострадает. Ибо со студентов какой спрос?
Так что же значит весь этот сон? Чтобы разобраться в сути дела, следует обратить внимание на несколько фактов из истории собора:
1. В 1809 году - вторжение войск Наполеона, воспринимавших (совершенно справедливо) массивные католические храмы как крепостные сооружения и стремившиеся эти крепости разрушать – в числе пострадавших храмов числится и кафедральный собор.
2. А в 30-х годах собор капитально разбирали, якобы собираясь перенести на другое место, дабы спасти его от затопления (тут мотивировки очень невнятны).
Впрочем, в 1843 году (пик «историзма» по всей Европе) собор уже стоит, как ни в чём ни бывало, в 1887 его объявляют национальным памятником, с 1902 года идёт поток непрерывных реставраций, а в 1956-м наконец-то открывается музей собора.
Интересно, что фотография 1995 года показывает астронавта с совершенно целым лицом, а на снимках, сделанных два года спустя, его лицо серьёзно повреждено неумолимым течением веков. По всей видимости, дирекция музея (или викарий), после того, как случайный турист заметил несуразность, в панике поспешили уничтожить досадный анахронизм, но спохватились, что фото уже распространились по миру, и оперативное уничтожение свидетельства фальсификации не поможет. Уничтожение сомнительных артефактов учёными стало сегодня общепринятой практикой.
Другими словами: собор прекрасен, но не имеет ни малейшего отношения к кафедральному собору 1102 года. Это современная поделка, свидетельствующая, что до наших дней не оскудела испанская земля талантливыми мастерами с отличным чувством юмора и надутыми идиотами-схоластами с учёными степенями, готовыми истерически отрицать очевидное.